Часовой пояс: UTC + 2 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 5 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Путешествие в страну OZ*. Часть I
Новое сообщениеДобавлено: 04 авг 2015 14:41 
Не в сети
Аватар пользователя
ЗВАНИЕ - Пользователь
ЗВАНИЕ - Пользователь

Зарегистрирован: 03 мар 2012 15:37
Сообщений: 59
Выпуск:Журнал «МОТО» – май 2015
Автор:Александр РУБЦОВ, фото автора

Я люблю затишье перед походом. Скоро снова дальний путь, и никто не знает, чем он закончится. Многие называют его авантюрой, я так не считаю, ведь все зависит только от меня. Прямо или косвенно, но на 100% от меня. Я верю, что человек в любой момент может повлиять на свою судьбу, по крайней мере попытаться. Зачем мне это надо? Чтобы не было мучительно больно за прошедшее впустую время. Ничего умнее не придумал пока…
Изображение

*«Aussie» — житель Австралии, звучит как «Ozzie» (Оззи). Cленговое Ozstralia сокращенно OZ.

Александр Рубцов: Родился в 1978 году в городе Тольятти, где и проживаю в перерывах между поездками.
Изображение
Не женат, детей нет, терять нечего. За прошедшие 14 лет проехал на мотоцикле около полумиллиона километров и побывал в 70 странах мира, в том числе совершил кругосветное одиночное путешествие.

Это путешествие началось в сентябре 2013 года. Но пока добрался из Тольятти в Москву, пока оформил карнеты, визы, страховки — прошел месяц. И вот, наконец, я устроился в седле и взял курс на юг.

Граница Грузии, погранпереход Верхний Ларс в 25 км от Владикавказа. Есть еще один, западнее, только он ведет в Южную Осетию. Оказывается, уже есть такое государство! Видел автомобили с номерами RSO, все «пацанские», едут соответственно — дай дорогу дураку. На КПП очередь, всего пять машин, но для джигитов это уже много. Выехал из России и уперся в пробку: джигиты с той стороны вылезли на встречку узенькой дорожки вдоль Терека, и все встало. Стоят, ругаются, но как-то не зло, по-грузински. Пропихнулся кое-как, домчал до заставы. Тут вообще никого. Не спеша докатился до Казбеги, где и заночевал.

Тбилиси чем-то неуловимо напомнил Буэнос-Айрес. Может, климат, природа, архитектура? А может, люди и их менталитет?.. Пообщался с местными мотоциклистами, прогулялись по городу, кабачкам. Все уютно, вкусно, недорого.

В Ереван отправился крюком, через Вардзию с древним пещерным городом. Центральные районы малого Кавказа вгоняют в тоску: совокупность пожухлой высокогорной степи и повсеместной разрухи, внезапно нахлынувшего чувства одиночества и отголосков вчерашнего застолья. В маленьких деревнях половина домов брошена, остальные в плачевном состоянии. Видно, что народ бедствует. Хотя железную дорогу на Ахалкалаки реконструируют, строят большую станцию. Быть может, она вдохнет новую жизнь в эти места, покуда не оскудела рука «дяди Сэма»?
Изображение
Я открыл для себя Армению! По Грузии проехал немного, но взгляд у меня наметан: армяне отличаются от грузин. Они практичнее, трудолюбивее, показухи меньше. Грузин купит в кредит машину и будет жить взаймы, армянин же будет ездить на ослике, но жить сытно. Видно бережное отношение к оставшемуся со времен СССР: старые машины, дома, сельскохозяйственные угодья, железные дороги. Грузины же все разрушили и ждут, пока им помогут построить заново.

Ереван — противоположность Тбилиси. Будто из Средневековья попадаешь в современный европейский город. Навигация простая, многое на русском. В несезон жилье халявное. Покушать в центре города дешевле, чем в Тбилиси, а качество не хуже. В магазинах все дешевле, чем у нас на 20-40% (даже то, что наше!). Бензин российский, цена тоже, но ни одной сетевой АЗС не встретил.

Из Еревана поднялся к Севану и проехал вдоль озера. Не впечатлило: малолюдно, разруха полнейшая, кое-где уже лежит снег. Увидал мужиков с рыбой копченой. Оказалось, сиг — это вкусно.
Изображение Селимский караван-сарай, Армения.
Ехегнадзор — бывшая всесоюзная здравница, вокруг полно каких-то источников, достопримечательностей. На закате остановился в гест-хаусе. Глядь, хозяева трапезничать собрались. Ну и спрашиваю, где бы мне в столь поздний час в незнакомом городе найти еду недорого и вкусно. Думаю, может, к столу пригласят... Ан нет — отправили в центр города! Ничего не нашел, все закрыто. Купил в магазине пасту и ветчину, стрельнул пару помидорок, луковку и чесночину и изготовил аварийную Pasta a la Stephane, как научил повар-канадец в Колумбии.

Утром отправился в Мегри, на границу с Ираном. По дороге куча достопримечательностей. Около городка Горис дорога упирается в Нагорный Карабах. Далее между ним и Нахичеванью начинается коридор шириной около 120 км. Не берусь судить о причинах передела территорий, но ежу понятно, что все стало только хуже. Раньше дорога из Мегри до Еревана занимала 2,5 часа, сейчас — 8-9 часов. А зимой, когда перевал завалит, вообще никак. У хозяйки отельчика в Мегри 2 месяца назад умер муж — инфаркт. Скорая ехала в Ереван 7 часов, а через Нахичевань домчала бы за пару. Но граница закрыта...

Ее сын порывается уехать в Россию. «Эрик, зачем? — спрашиваю. — Здесь ты дома, сам себе хозяин. А там что? Всю жизнь человек второго сорта?» Нет, он хочет легкой жизни. Торговать проще и прибыльней, чем выращивать фрукты и скотину. Смысл жизни у людей — дать жизнь другим людям и чем качественнее, тем лучше. Только все уверовали, что качество измеряется деньгами. Видят иностранцев на дорогих мотоциклах и думают, что жизнь где-то проще и лучше, то есть богаче. Не удалось убедить парня, что даже по его понятиям (в денежном эквиваленте) я бедней его, что все свое везу собой, и оно умещается в ящики на мотоцикле.
Изображение Глиняный город Язд, Иран.

Переход границы — путаница и отсутствие логики во всем. Нужно просто набраться терпения. Встретил двух немцев на древней «Татре». Старая дакаровская техничка 6?6 переделана под «все включено», но немчики страдают: каждый день что-то ломается.

Через пару часов мы в Иране. Приветливые люди, они же ужасные водители. Дешевая еда и дорогой некомфортный ночлег. Недорогое топливо и жуткие развалюхи, которые им заправляют. Общая разруха и нищета, но нет попрошаек и бездомных. Загаженные улицы и условная чистота в жилищах.

С утра заехал на знаменитый базар. В персидских коврах я ничего не понимаю, поэтому купил орешков и быстренько убрался. Потом долго ехал по платной дороге, где мотоциклам двигаться запрещено (даже знаки висят). Но я нарушаю: еду в объезд шлагбаумов, порой под носом у полицейских. Но, похоже, иностранцев не трогают.
Изображение Селение в Иране.

Между городами, когда машин мало, трафик вполне прогнозируем. В городах — броуновское движение, но тоже прогнозируемо и безопасно, потому что медленно. А на подъезде к крупным городам скорость еще большая, а машин уже много, правило: «кто больше, тот и прав».

Табриз — первый большой город с пробками и прочей лабудой. Посмотрел отели и... решил ночевать в палатке. Не люблю города, особенно восточные. Заночевал в фруктовом саду у дороги, только фруктов уже нет — осень. Вечером пошел дождь, а утром все замерзло. Но как только появилось солнце, жизнь вернулась.
Изображение Мечеть в городе Язд, Иран.

Тегеран — город чистый, но летом, когда штиль и +50 °С, от отравления угарным газом ежегодно умирают 10 000 человек. Трафик ползущий, но пешеходы вне закона. Мотопедисты к ним приравнены, движутся в абсолютном хаосе. Чудом вписал мотоцикл и шмурдяк на территории посольства с помощью рекомендательного письма, танцев с бубном и отписного заявления, что никаких претензий к ним не имею. Ночлегов в шаговой доступности — два. Тот, что дешевле, оказался полон, а его сосед принимал гостей, но вдвое дороже. Зато Аллахом клялись, что вай-фай работает с адовой скоростью (по иранским меркам, конечно). Но «Гугл» заблокирован, а у меня там почта. Никаких торрентов и соцсетей, ничего, что хоть как-то может бросить тень на достояние исламской революции.

Третий день в Тегеране я все-таки посвятил самому городу. Даже в музей сходил. Мне было интересно, как же они археологию с исламом увязывают? Оказывается, никак: музей разделен на две части: одна до ислама, а другая — после. Причем вторая закрыта — заделывают дырки в сознании, наверное.
Изображение Ночевка в фруктовом саду недалеко от Тегерана.
Особой религиозности не ощущается, мечетей меньше, чем в Москве церквей. Муэдзин по утрам не завывал. Ни разу не видел, чтобы кто-то расстелил тряпицу и башкой об землю бился. Но есть и сунниты, что живут в Белуджистане, на границе с Пакистаном. Недавно пакистанцы замочили 16 иранских погранцов. Иранцы в ответ казнили мятежных суннитов в Захедане. Так и живут братья-мусульмане.

Большая часть Ирана — горы и плоскогорья. Высота в среднем 1000-1200 м, хотя есть перевалы до 2000-2500 м. Большинство шоссе с двумя и более полосами в одну сторону, асфальт приличный. Передвижение по Ирану столь же скучное, сколь и дешевое. Пейзажи мало питают взор: целый день наблюдал глину, другую глину, глиняные холмы, глину с камнями... Все постройки (за исключением городов) такого же цвета, как земля — из нее и сделаны. Подустал от бибиканий, улюлюканий и фароморгания.

Приехал в Исфахан. Я удивляюсь рюкзачникам с путеводителями: как им не надоест в каждом городе смотреть одно и то же?! Или я в мечетях и базарах ничего не понимаю? Каждый раз заставляю себя идти и пялиться на то, что я еще не видел. Но где-то я уже это видел...
Изображение
Аварийность в Иране одна из самых высоких в мире: 26 000 человек погибают в ДТП ежегодно. При населении около 80 млн. человек это много! Дороги испещрены следами аварий: снесенные ограждения, покореженные знаки, вспоротый или сгоревший асфальт... Иранцы ездят плохо. Но пьяных водителей не бывает: алкоголь под запретом. Полиции много, частенько стоят с радарами. На постах не останавливают, а в городах им не до меня.

Восточная часть страны более пустынна. Вода и укрытие должны быть с собой. Пыльная буря — это пескоструйный аппарат: сдирает краску, убивает стекла и оптику, забивает все механизмы. Летом опасно солнце. Мне повезло: я еду в холод и дождь. Еще засада: монотонная рулежка усыпляет бдительность. И у встречных тоже.

Я в Белуджистане. Места еще пустыннее, народец еще чернее. Едем вместе с бельгийцем Паскалем. У него тоже «Африка», чуть моложе моей. После Бама есть Долина монументов — попроще, чем в Штатах, но взор цепляет. Далее сплошная пустыня и, кроме редких стад верблюдов, смотреть нечего. Перед Захеданом снова горы: немного серпантинов, скалы и камни. На въезде проверили паспорта — отсюда 50 км до Афганистана, 80 км до Пакистана. Захедан — город воров, по иранским меркам. Народ тут дремучий, менее приветливый, уже скорее пакистанцы. Одежда одинаковая — светлых тонов балахон и штаны. Язык уже не фарси. И все же это еще Иран, и я чувствую себя вполне комфортно.

В 7:30 мы на блокпосту при выезде из города. Отсюда до границы конвой. Через два часа подъехала древняя «Тойота Хайлюкс» с двумя автоматчиками. Через 2 км следующий пост. Отсюда нас сопровождает один новобранец без оружия на заднем сиденье седана. Водила этой колымаги «топил» всю дорогу 140-150 км/ч. Через 30 км опять смена эскорта: тот же солдатик, но уже в другой машине. Далее снова «Хайлюкс». Слева горы, за ними Афганистан, справа коричневая иранская пустыня. Мрачноватые места... Не доезжая 5 км до погранперехода, снова смена эскорта. На этот раз солдатик совсем один, пришлось посадить его ко мне на мотоцикл. Едем с таким «конвоем» до границы. Солдатик оказался кстати: везде с нами ходил, помогал оформляться. Ходьбы много, хаос жуткий. Первое знакомство с пакистанцами. Это уже совсем другое племя. Именно племя, назвать это «обществом» язык не поворачивается. Например, кто-то ни с того ни с сего начинает завывать заунывную песню. Ее подхватывают окружающие, и вот уже толпа хлещет себя ладонями по груди и ляжкам и вопит что есть мочи, многие начинают рыдать. Забавно — здоровым мужикам посреди бела дня на погранпереходе невзначай взгрустнулось...

За пару часов закончили с Ираном, въезжаем в Пакистан. Движение вроде как левостороннее, но пока какое-то неуверенное, хаотичное — то лево, то право... На пакистанском КПП минут двадцать пишут много букв. В беседке на дороге опять какие-то писцы, снова много букв в засаленной тетрадке и еще полчаса. Немного дальше в жутком сраче и пыльном хаосе городок Tафтан. В полиции снова записи в журнал. Смотрит в паспорт и спрашивает: «What is your country?» И пишет на кириллице, хотя рядом написано по-английски. Я молчу, не впервой, но со времен африканских экспедиций такого не встречал. Далее едем по пыльным проселкам в таможенный терминал, если это можно так назвать: жуткая разруха и зловонный хаос... Почему бы им вообще не бросить все это?! Просто существовать, как зверьки, в согласии с природой, оставив тщетные попытки что-то организовать!
Изображение Сам везу свой конвой. Пакистан.

Конвой до следующего городка Далбандин в 7:00 следующего дня. Остаемся ночевать в... тюрьме. Говорят, самое безопасное место, к тому же отличный газончик, где можно поставить палатки. Начальник тюрьмы очень горд газоном и всячески его оберегает. В безопасности ли мы тут?.. Не знаю. По территории шастает пара десятков заключенных. За забором... лучше на ночь об этом не думать.

Если на востоке говорят «в 7:00!», то раньше 9:00 не тронемся. Наконец час пробил, и два охламона на мопеде с АК-47 едут с нами. Долго не протянули, тошнить 40 км/ч невозможно! Остановились. «Гыр-гыр-гыр», — говорят по рации. Антенна еле держится на изоленте, ни одна лампочка даже не мигает... И нам: «Через 23 км пост, там вас ждут». Как он это сделал? Силой мысли?..


Немного «очково», но стартуем одни. На следующем посту нас записали в тетрадку, но эскортировать не поехали — видно, не на чем. Таким образом, мы добрались самостоятельно до Нокатди — пыльного, грязного аула с одной асфальтированной улицей. В очередной тюрьме получили эскорт. Парни изо всех сил старались мчать 80 км/ч, замерзая на 30-градусной жаре, и продержались дольше всех — аж 40 км! Потом мы получили машину, но древняя «Тойота» еле-еле плелась, чадила и воняла. Несколько остановок на чай. Вспомнил туарегов — все жители пустыни чем-то похожи.
Изображение Арба с ишаком – обычный вид грузового транспорта. Кветта, Пакистан.

В Далбандине лишь один отель. Выходить можно, но только под охраной трех солдат с АК-47. Мы покормили парней и не стали утруждать их глупыми порывами прогуляться. Пришел какой-то человек и попросил оставаться в комнате или в ресторане, но чтобы с улицы нас не было видно. Граница с Афганистаном в тридцати километрах. Хотя какая разница? Народ-то одинаковый...

Утром все по новой. Опять медленный конвой и по два чек-поинта на каждые 10 км. Заправлялись у контрабандистов из канистр якобы иранским топливом. Как проверить? Легко! Макаешь палец в бензин и дуешь на него: если высыхает быстро без остатка, то бензин хороший.


Дорога после Далбандина стала еще хуже. Если ранее встречались участки нормального шоссе, то тут убито все. Узкая, порой одноколейка, да еще наполовину занесена песком. Разъехаться бывает проблематично. Самое опасное — промоины с рухнувшими краями по обочинам.

Второй день едем вдоль железной дороги. Справа злые черные скалы Рас-Кох. Часто встречаются брошенные полуразрушенные станции, они же — небольшие поселки. В некоторых вошкаются люди... Трудно представить более враждебные человеку ландшафты, однако жизнь зацепилась и тут. У подножья гор есть вода. Ей орошают желтую соленую глину, выращивая какие-то культуры.

До Кветты из-за тормозного эскорта доехали «на парах» уже в темноте. Тут настоящий хаос! В сравнении Тегеран покажется тихим провинциальным городком с благочестивыми сонными горожанами. Нас сопровождают уже два пикапа с десятком вооруженных солдат. Страшно подумать, что делать в этом кипящем котле, случись малейшая поломка. Далее едем под конвоем... броневика! Но задних фонарей у него нет, и мы боимся потерять его в адски ревущем потоке людей и всех видов транспорта. А через полчаса наш конвой снова едет на мопеде! И как угнаться за этой бешеной табуреткой?!.
Изображение Продавцы мороженого, которое есть нельзя. Лахор, Пакистан.

Следующий день ушел на получение какой-то важнейшей бумажки и попытки снять наличку с карт. На первое ушло 2 часа, второе так и не удалось...

Наконец выезжаем. Повели не по короткой дороге, а в обход гор: сначала 400 км на юг до города Суккур, потом снова на север в Мултан. Я подстрекаю Паскаля к побегу — нет сил останавливаться каждые 5 км, записываться в тетрадки и ехать 60 км/ч за всякими рыдванами. Как только выезжаем из пригородных трущоб Кветты, начинаем потихоньку сваливать, потом начались прямики, где легко оторваться. А там и на чек-поинтах перестаем останавливаться, если нет троса через дорогу. Перед крупными населенками даем себя поэскортировать, так проще и быстрее пробиться через царящий хаос. Последние 100 км до Суккура — по грейдеру, в пыли и грязи.

Жить в Пакистане плохо: бюрократия и мусульманизм жесточайший. Государство полицейское, а если не они, то военные сплошь и рядом. Народ не злой, но и не добрый. Просто дремучий.


До Мултана 450 км, а для одного дня на юге Пакистана это много. Хаос всеобщий. Одно из его порождений — грузовики. Едут не быстрее 40 км/ч, ни на кого не обращают внимания (кто больше, тот и прав). Еще трактора с огромными тележками. Ограничений по габаритам, похоже, нет. Автовоз может достигать 30 м в длину, а грузовики с хлопком порой занимают всю проезжую часть. Мотоциклы — на низшей ступени иерархии.

Мы надеялись найти в Мултане хоть намек на нормальный город. Но это большая пыльная деревня с 4-миллионным населением. Толкучка, мрачные лачуги и отсутствие дорог. Только заправки и банки, как оазисы жизни посреди пустыни, разрухи и нищеты. Но для избранных — тех, у кого есть чем платить.
Изображение

В Пакистане какие-то очередные праздники, не работают даже мобильные телефоны. Лахор похож на город. То есть такая же помойка, но городского типа с достопримечательностями, широкими улицами и домами из камня, а не из навоза вперемешку с соломой. При отсутствии общественного транспорта, мопеды — единственная альтернатива ногам. Из-за этого небо всегда серое, а солнце еле-еле проглядывает через смог. Испытать желудок настоящей пакистанской жратвой можно на Фуд-стрит. В Пакистане есть мотоклуб. Покататься с ними не удалось (да и не больно-то хотелось), но нам помогли найти масло и фильтр для «Африки» Паскаля.

Границу с Индией прошли без очереди: кроме нас никого не было. Но небыстро: индусы от безделья учинили полный досмотр багажа. Заставляли снимать кофры, светили рентгеном, приводили двух собак. Зато мы дождались церемонии закрытия границы. Одни и те же люди, только уже 60 лет живут по разным сторонам границы разделившейся страны и гордятся своей независимостью до умопомрачения. И каждый вечер на единственном КПП между Индией и Пакистаном устраивают клоунаду, собирающую массу народу на специально построенные трибуны. По коридору между ними под бравурные марши с обеих сторон к границе маршируют пограничники, не медленно и похоронно, как кремлевский караул, а очень быстро, комично задирая ноги. При их встрече с одной стороны трибуны взвыли: «Индустан!», а с другой: «Пакистан!» (типа, кто громче). Потом — индийская дискотека: желающие (в основном барышни) в тот самом коридоре устроили веселые танцы из индийских фильмов. Пакистанская сторона мрачнее: никто не танцует, вместо музыки завывание и блеяние. В общем, мерилово всем, чем угодно, только не мозгами, которое на самом деле показывает, насколько они похожи.
Изображение Церемония закрытия границы между Индией и Пакистаном.

До Амритсара не больше часа. Наконец, сплю без спальника: белье чистое!


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ!!!


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить e-mail  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Путешествие в страну OZ*. Часть I
Новое сообщениеДобавлено: 06 авг 2015 15:56 
Не в сети
ЗВАНИЕ - Любитель
ЗВАНИЕ - Любитель

Зарегистрирован: 06 авг 2015 11:30
Сообщений: 37
интересная тема, буду следить за развитием :)


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить e-mail  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Путешествие в страну OZ*. Часть I
Новое сообщениеДобавлено: 07 авг 2015 17:38 
Не в сети
Аватар пользователя
ЗВАНИЕ - Пользователь
ЗВАНИЕ - Пользователь

Зарегистрирован: 03 мар 2012 15:37
Сообщений: 59
Часть 2 ,продолжение.

Первый день движения по Индии оправдал опасения. Мне нужен бронепоезд! Получив в руки руль, индусы обретают бессмертие. На дороге они не признают тех, кто меньше. Свою полосу ты обязан делить со встречными. Тебя могут подрезать, выпихнуть на обочину, сделать с тобой все, что угодно... и это будет нормально. Мотоцикл же!

За 250 км можно ушататься, как за тысячу. Отвлечься на пейзажи невозможно. Да и пейзажей-то нет никаких — все распахано и засеяно. Ни клочка пустой земли, где можно прилечь в тени и не привлечь толпу зевак. Не скажу о популярных мототурах на «Энфилдах», но свой тур здесь я сделаю как можно короче! Я не проникся ничем, кроме запаха кари и коровьего дерьма. Кришна, Будда и кто там есть еще — для меня один Дед Мороз. Любые храмы и дворцы никогда не заменят предзакатных часов в саванне, могучих вздохов Тихого океана, предрассветного запаха леса.
Изображение Храм Кандарья-Махадева. Кхаджурахо, Индия.

В Ганганагаре нашел хорошее место для ночлега, а при нем отличный дешевый ресторан. Никогда бы не подумал, что вегетарианская кухня может быть такой вкусной! Главное, всегда сразу и в жесткой форме предупреждать: «Никаких специй!» Они все равно положат, но немного меньше.

Дорога до Биканера идет через пустыню. Пожалуй, только тут есть клочки земли (песка), где нет людей и сельскохозяйственных угодий. Я не проверил маршрут, и навигатор повел по второстепенной дороге. Обошлось участками с плохим асфальтом и узкой проезжей частью, зато меньше трафика.

Сделал крюк, чтобы заехать в Дешнок и посетить Крысиный храм. Это крысиный рай, еда и вода пожизненно. Можно представить, сколько там развелось этих тварей. Вход босиком. На выходе резервуар с водой, чтобы вымыть ноги от крысиного дерьма... Я за храм котов! Кстати, в Индии не видел кошек. Собаки, коровы, крысы... кто угодно, но только не кошки.
Изображение

Снова один. Паскаль умчался на юг, потом назад, в Бельгию. Джайпур — следующая остановка и дневка. В Индии я делаю дневки через день, максимум через два. Ехать тут мне не нравится, а жизнь интересная, к тому же дешевая. Я, кажется, понял индусов. Мы, северные люди, привыкли преодолевать трудности и, как только попадаем в зону комфорта, начинаем искать на попу приключений. А индусы не думают о последствиях, они всегда и во всем ищут легкий путь. Смотришь в глаза водителя грузовика, который прет на тебя — злобы в них нет, но и ничего другого тоже. Коровы смотрят так же, разве что не улыбаются.

От Биканера до Джайпура дорога частично имеет 4 полосы, а частично в ремонте. Машин немного. Скорость под 100 км/ч. Опасно, если обочина закрыта — много собак и овец. В Джайпуре напал рикша: «Поехали! 50 рупий в час!» Старый Розовый город, еще какие-то руины. Всю дорогу пел про карму: мол, деньги не главное, важно, чтоб карма хорошела. В итоге за 3 часа запросил 500 рупий.
Изображение
Храм Хармандир-Сахиб (он же «Золотой храм»). Амритсар, Индия


До Агры дорога терпимая, порой даже хайвей. Тадж-Махал — это диснейленд, плата за вход — стоимость отеля и ужина.

Дорога в Кхаджурахо плохая, смотреть нечего — одни поля. Небольшой национальный парк с тиграми — не очень привлекательно, но хотя бы нет людей! Для комфорта мне нужно пространство. Мне тесно в городах, меня тянет туда, где никого нет. Человекообразные обезьяны не могут выжить в одиночку, им нужно тереться о спины друг друга, быть в социуме. Индия сразу показалась мне гниловатой страной. Деньги за все и повсюду. Даже карму можно подкупить, как бы пополнить счет (мне предлагали!). И пусть 90% информации проносится мимо меня со скоростью 100 км/ч, но я живу на дорогах, и поведение людей на них говорит о многом, особенно мне.

Кхаджурахо — интересные теремушки. Тысячу лет назад люди строили то, о чем думали, что было важно для них. Потом мусульмане надругались над откровениями предков и поотломали бошки статуям (и не только бошки).

Люди любят собираться в каком-либо месте, чтобы делать что-то. Это благодатная среда для жуликов. В Варанаси пробрался на Маникарника гхат, главный крематорий на пляже у Ганга. Пройти бесплатно получилось не сразу. То гид прилипнет, то каким-то прокаженным за хоспис платить надо, то бомжам на дрова для сожжения приятеля. За фото тоже нужно дрова покупать. Место раскручено Шивой, все индусы последние трусы отдадут, чтобы здесь зажечь напоследок. Хотя не все ли им равно там, под покрывалом?.. Ничего нового они не придумали, любое шоу должно приносить деньги. Кругом одни барыги. Или бабы — своеобразные деятели непонятно чего, больные статикой. (Баба – (хинди) отец, собирательное наименование людей духовного пути.) Есть один — 20 лет руку вверх держит, так она у него высохла совсем. Это сложно для нас, смертных..
Изображение

Индусы разные. Цвет кожи разный. Чем светлее, тем умнее лицо и лучше одежда. Касты существуют. Негласно, конечно, но за один стол в ресторане не сядут. В Варанаси касты горят на разных уровнях: чем ближе к воде, тем ниже каста, хуже дрова, чахлее костер и больше еды собакам.

Коровы — опасность. Улочки старого города такие, что если головой мотнут, отскочить от рогов уже некуда. Другая опасность — это их дерьмо. Индусы ходят босиком. У них иммунитет к дерьму. Мы вот из Волги пить не станем. Все очищаем, моем, дезинфицируем. А индусы пьют из Ганга прямо на Маникарнике, они ближе к своему дерьму, чем кто-либо из нас. Сложно представить что-то более индийское, чем Варанаси. Разве что Варанаси после ядерной войны... Хотя вряд ли что-то тут сильно изменится.

Горакхпур — название очередной дыры, где наступила темнота. Надо искать ночлег. Сегодня испытывал индусов. Едешь по своей полосе, а прямо на тебя мчит по встречке какая-нибудь «Махиндра» (Mahindra – марка индийского автомобиля. Первая автомобилестроительная компания Индии Mahindra Ltd была основана в 1945 году. Национальная гордость, типа «тазов» наших). Если вижу, что замедляется, просто останавливаюсь на своей полосе (с автобусами и грузовиками так нельзя — эти снесут). Если встраивается в свой ряд, еду дальше. Если останавливается передо мной или пытается влезть между мной и своим рядом, можно немного снять стресс рукоприкладством. Порой хочется просто откусить голову ублюдку, но индийская тюрьма — не самое приятное место. Да и бесполезно. Учить ездить, злиться, доказывать правоту — это замашки белого мистера. Забудь про них, въезжая в Индию!
Изображение Парк Лумбини, место рождения Будды. Непал.

Границу с Непалом прошел за пару часов. В 20 км от КПП Лумбини — место рождения Будды. Где-то я уже это видел... Если вы не паломник или находитесь дальше 50 км, то вряд ли стоит туда ехать. В огромном парке множество храмов, и каждый построен одной из стран, где исповедуют буддизм.

Горные джунгли Гималаев! После Индии вздохнул свободно. Впервые за всю историю своих путешествий я подумал продлить визу еще дней на 5-10.
Изображение Мытье слонов в национальном парке Читван. Непал.

Покхара — одно из самых туристических мест в Непале. Живописный район Лэйк-сайд состоит из нескольких километров отелей, ресторанов и магазинов. Чуть выше в горы на второй линии более дешевые отели. Покхара полезна благами для путешественников: без труда и недорого можно добыть, поменять, починить оборудование, обувь или одежду.

Самая высокая точка в Непале, куда можно заехать на мотоцикле, — маленький поселок Ранипаува на 3800 м. Весь день и 180 км мототриала. Но не доехал, остановился в селе Джомсоме, где есть даже миниаэродром. Сюда забрасывают туристов, а далее они топают пешком. По ночам дубак даже тут, а обогрева в моих ночлежках не предусмотрено. Думаю налегке промчать наверх и вернуться назад одним днем.

Для того, чтобы немного прийти в себя, перестать всех ненавидеть и вновь обрести желание ехать, нужна как минимум неделя в обитаемом месте. В моем понимании, естественно. Покхара обитаема. Сегодня 10 декабря, мне 35 лет. И я решил сделать себе подарок — продлить непальскую визу.
Изображение

Национальный парк Читван — еще одно место, где стоит задержаться на пару дней (или недель). Ощутить себя в дикой природе можно — 100 $ за ночь. Альтернатива на другой стороне реки в деревне Саураха. Тут можно жить за 2 $ в бунгало с земляным полом и постоянно обдолбанными фриками. Мне все нравится у фриков, кроме их самих, поэтому поселился в кемпинге между речкой и Саурахой за 10 $. Заповедник весь затоптан слонами и завален их дерьмом. Если повезет, можно увидеть носорогов, крокодилов и даже тигра бенгальского. Но я никого не увидел, кроме маленького крокодила на берегу да пары оленей... К черту заповедники!
Изображение Торговая точка на высоте 3800 м. Остановился, прикупил шарф. Муктинатх, Непал.

На первый взгляд, туристический район Тамель — это лайтовый Варанаси: такой же гадюшник, только посвободнее. Тут же все столичные нужности, как посольства, больницы, госучреждения. А еще большой базар с сотнями магазинчиков с сувенирами, одежкой и снарягой для трекингов, только made in Nepal (даже если написано что-то иное). Цена копеечная.
Изображение Покхара на фоне крыши мира – Эвереста. Непал.

Почти неделю долину Катманду закрывали облака. И в первый же ясный день я направился на встречу с вершиной мира. С севера Эверест доступнее, чем с юга. Семь лет назад в Тибете я, можно сказать, стоял у подножья, а тут, в Непале, такой возможности нет, разве что несколько дней идти пешком (но не в конце декабря) или лететь на самолете (быстрее, но дороже). Ну хоть максимально приблизиться. В Джири, куда можно доехать, я оказался единственным туристом — на высоте чуть более 2000 м по ночам мороз.

Отсюда я самолетом переправляюсь в Бангкок, 2000 км на юго-восток. Выбора нет: Мьянму я так и не победил — совсем негуманный ценник и проклятый бюрократизм. Это зло интернациональное, Непал тоже в коррупции и бюрократии по самый Эверест. Мотоцикл упаковал и сдал на склад, его отправят грузовым бортом. На погрузке нарисовался голландец на чахоточном 250-кубовом «Сузуки» 20-летней давности. Ханс приехал на нем из Амстердама! Это заслуживает уважения... у нормальных людей.

И вот мы с Хансом в Таиланде. Бангкок — первый организованный город на моем пути. Но мне не комфортно, как в Катманду. По сравнению с Бангкоком, непальская столица — деревня. Но обитаемым место делают люди, его населяющие. И не многие на этой планете могут создать обиталище уютным. Тайцы, например, всегда укажут дорогу, и неважно, правильно или нет, но куда-нибудь обязательно пошлют, с глаз долой, чтоб не мешался или карму не портил.
Изображение Продажа поросят. Лаос.

Я знал, что в праздники, типа новогодних или рождества, никаких дел с госслужбами вести нельзя. Но не знал, что в Таиланде все закрывается на каникулы перед Новым годом, а не после, как в России. И туристов тут больше, чем местных! За нормальные деньги мест нет нигде. Кругом предпраздничная суета, а я просто жду свой мотоцикл...

Спустя 10 дней покинул тревожный Бангкок. Манифестации против правительства не прекращаются ни на час, каждую ночь кого-то убивают. «Лобстеров» это пока не касается. Пока... Все это было несколько лет назад. Их обманули. Сейчас придет другой, громче всех кричавший, что все будет хорошо, и опять всех обманет. Сколько можно повторять одно и то же? Но король неприкосновенен, он для них полубудда. В чем может быть виноват 90-летний старик? Он, как живая икона, такой же бестолковый...
Изображение Плавучие жилища на озере Тонлесап, самом большом в Лаосе.

Впервые в Азии приличные дороги. Развязки, виадуки, эстакады. Из-за перелета я оказался слишком далеко на юге, и теперь еду на север, где в городе Чианг Май состоится очередная встреча мотопутешественников, организуемая форумом Horizons Unlimited. Встречи происходят регулярно по всему миру. А встретить себе подобных я всегда рад.

Таиланд — одна из наиболее изъезженных частей света. Как бы ни была остра их еда, место пресноватое. Как и в Индии, нет ни клочка свободной земли, где не посадили бы рис или не построили здание. Мне порядком надоели разного рода ступы, монастыри и храмы. Большинство достопримечательностей имеют ту или иную религиозную направленность. Это действительно так важно в XXI веке?..

Крайний север Таиланда. Суровые 20-е широты не для слабаков: похолодало аж до +30 °С, а вечерами и того ниже! После скучных центральных областей появились холмики, дорога стала интереснее. Офф-роуда попробовать не довелось, убитого асфальта не встретил даже на второстепенных дорожках. Вот только что смотреть вокруг?.. Как только местность становится равнинной, сразу рисовые поля и деревни. Все ухожено, люди работают. Это совсем другая Азия. Конечно, тайцы не запускают космических кораблей, но организовать собственную жизнь умеют.
Изображение Тропа Хо Ши Мина. Лаос.

Встреча Horizons Unlimited оказалась скучной: каждый сидит и пьет свое пиво. Приехали в основном недоэмигранты, дауншифтеры... я их называю «отдыхающие». Из мотопутешествующих были двое — австралиец и англичанин. А самым замечательным событием стал барбекю-буфет. Тайская еда обрыдла, а все нетайское стоит втрое дороже.

Шоссе на северо-восток к границе с Лаосом идет по гористой местности (хотя после Гималаев это горами не назвать). И даже на самых маленьких дорожках — асфальт.

Погранпереход прошел легко. Считаю, что если он международный, то пограничники обязаны знать английский. Но только не в Лаосе. Виза россиянам не нужна — бесплатный штамп в паспорт, как и в Таиланде. Вообще, за десятилетие список безвизовых и легковизовых стран для нас вырос раза в два.

В Лаос въехал уже затемно. Оказывается, движение у них правостороннее! Понял это, когда впотьмах чуть не столкнулся с грузовиком.

День начался новой, местами 4-полосной магистралью, петляющей между горами, поросшими джунглями. После лысого Таиланда это мир, каким он и должен быть. Природный ландшафт Лаоса для меня почти идеален, хотя уже видны вырубки повсюду, где можно возделывать почву.
Изображение Руины кхмерского города. Лаос.

Магистраль уперлась в огромную строящуюся электростанцию, далее между деревнями пошла петлять однополоска. А затем и она кончилась. Передо мной два пути: короткий и бездорожный или длинный и асфальтированный. Помчал по тропам через горы и джунгли. Дорожка «натуральная», без покрытия. Проезжабельна только в сухой сезон: в основном красная глина, спуски и подъемы сильно размыты, иногда торчат камни. Есть несколько бродов, мостов нет. Больше половины пути жилья нет, как и трафика, мопеды только. Места обетованные начинаются ближе к Меконгу.

Выбрав офф-роуд, я остался на правом берегу Меконга. Чтобы попасть в город Луангпхабанг, нужен паром. Денег местных я еще не добыл. На 2 $ (ровно по курсу) паромщик не повелся, зато купюра 5 $ ему понравилась сразу же! Город полон обиталищами и едалищами разных типов и цен. Мотоцикл можно парковать везде, хоть в холле гостиницы.

Путь до столицы Вьентьян недалек, но стоит остановиться в местечке Ванг Вьенг — месте для ничегонеделания. Все красоты находятся на противоположной от шоссе стороне реки. Мост платный, но работает принцип эндуро: не хочешь платить — газуй! За мостом есть отличное место, где можно недорого зажить, а если неймется, взять велосипеды и покататься по окрестностям. Большинство мест платное. Но я не даю аборигенам делать деньги на том, к чему они не имеют никакого отношения. Чудеса природы существовали за миллионы лет до их появления, и никто не имеет право брать плату за то, что не сделано руками человека. Это мое твердое убеждение.
Изображение «Знания, действительно необходимые, не дают в университетах, их не получить с опытом работы… Они, как камешки, рассыпаны по дорогам, надо только научиться собирать их и достроить в себе истинную картину мира. А уже потом пытаться найти себя в нем».

Индокитай был колонией Франции, поэтому и в Лаосе, и в Камбодже еда вкусная, особенно хлеб. Я побывал в десятках бывших колоний и могу сказать, что французы, в отличие от англичан, везде учили аборигенов готовить нормальную еду.

Граница с Вьетнамом на мотоцикле непроходима. По крайней мере, мне не удалось. Может, плохо старался? Единственным путем была трасса № 8. Но полгода назад какая-то девка сбила корову и сломала ногу. И нас перестали пускать! Якобы, в случае ДТП нет механизма действий. Бред! Давным-давно придуманы страховки, но только не во Вьетнаме. Никто не хочет брать на себя ответственность.

Может, попробовать другой переход?.. Я переночевал в городке Лак Сао, ближайшем к границе. Утром решил не возвращаться на магистраль вдоль тайской границы, а поехать напрямую к следующему переходу на трассе № 9 — 200 км офф-роуда. Сначала немного гребенки. Потом дорога теряется в маленьких первобытных деревушках... Тут еще есть электричество и колеи от машин, хотя быт очень примитивный. Но магазинов уже нет, привозят только самое необходимое. Далее дорога превращается в колею от мотоблока, петляя по полям и лесам. Коммуницировать с редкими людьми непросто. Названия в моем произношении не понимают, читать карту не могут. Оба навигатора показывают чисто-поле, карта не подробная. Коллапс! Пришлось использовать компас и различные ориентиры. Мох по-прежнему на северной стороне!
Изображение

Вскоре сориентировался и выехал на ближайшую дорогу на юг. Наконец асфальт. Навстречу попался ГАЗон — пахнуло Родиной. Но не прокатило и во второй раз... Прав был старик Рэмбо: они и впрямь не любят нормальных туристов. Остановился в городке Сепон в 45 км от границы. Здесь живет мотоциклист-англичанин, он дал мне трек тропы Хо Ши Мина (Название сети троп и дорог на территории Лаоса и Камбоджи, общей протяженностью свыше 20 000 км, использовавшихся Северным Вьетнамом для переброски войск и боеприпасов во время Второй Индокитайской войны (1957-1973 гг.)), по которой я и отправился на следующий день. По этим дорогам можно проехать только в сухой сезон. Даже небольшие осадки делают их непроходимыми, а в сезон дождей большинство мостов уходят глубоко под воду. В округе осталась боевая техника времен Вьетнамской войны, все еще полно мин и неразорвавшихся бомб. Даже в сухой сезон спуски и подъемы к рекам трудны для 400-килограммового мотоцикла. Пришлось и поваляться немного. Шины поизносились, выезжать из колей трудновато. Мосты часто строят туземцы. По некоторым никогда бы не решился ехать, но купаться по пояс в реке не охота. А на поверку прочные. Нужно отдать должное аборигенам: построить мост непросто, особенно из тростника. А бывают такие, что не проехать, слишком хлипкие... В принципе, страну можно пройти по асфальту, но ведь самое интересное там, где его нет.

В районе городка Чампасак есть развалины древнейшего в Лаосе кхмерского города. Но они на другом берегу, а моста через Меконг нет. Поэтому плыву с мотоциклом на плоту! Река шириной пару километров, местами волна... Но кхмерский капитан суров и твердо намерен доставить меня на противоположный берег. Момент причала особенно важен, но кэп отшвартовался мастерски: я выехал, не замочив колеса. Руины Ват Пху не восстановлены — то, что надо, чтобы приобщиться к древности. Природа безжалостно уничтожает наши старания: растения прорастают сквозь камень, вода его точит, землетрясения разрушают кладку. Меньше тысячи лет прошло, а каменные изваяния превратились в руины...
Изображение

Камбоджа... Сушка маниоки на обочинах — явный признак нищеты. Этот продукт приэкваториальных районов я видел в Африке, Америке, Азии. На вкус и по питательным свойствам чуть лучше глины. Страна, пожалуй, самая бедная в регионе. Все плоское, леса вырубили и сожгли на уголь. На месте вырубок почву не обрабатывают, все заросло бурьяном в человеческий рост. В сухой сезон часты пожары... Назвать Камбоджу приятной или уютной у меня язык не поворачивается. Может, я не доехал туда, где хорошо? Например, в прибрежный Сиануквиль к Игорю «Синусу». Но то, что проезжал, я уже видел в беднейших странах Африки и центральной Америки: отсутствие инфраструктуры, вездесущая помойка, надругательство над природой из-за сиюминутных выгод. Людей понять можно: лишения и отсутствие самого необходимого очень быстро превращают обратно в животных. И не надо думать, что «вот я-то не такой!» Такой... Просто мы еще не дошли до ручки.

Это последний закат на Меконге, завтра переправа — и на запад. Я ехал вдоль этой реки через весь Лаос и по Камбодже. Бесчисленные рукава Меконга уходят в разные стороны — людям еда и вода. Река мутная, но не пахнет. Не пахнет и мутный Ганг, и многие другие реки, что я видел на своем пути. А Волга пахнет. Вспомнилась сказка о живой и мертвой воде.

Когда я вижу, что по убитым дорогам через нищие села проносятся новенькие джипы, то понимаю: в этой стране все не так. В Таиланде такого не встречал. В захолустных деревнях часто видел новые «Тойоты Хайлюкс», но это пикапы, для хозяйства. На них возят дрова, скотину и прочее. Хорошая техника в руках обычных людей — это показатель! В Камбодже — мопеды и мотоблоки, на них перевозят все. Один мопед тащит прицеп с двумя здоровенными быками (это больше тонны!), на другом двое везут корзины с жирными свиньями, на третьем едет целая семья. И это обычные 125-кубовые китайские мопеды! А я морочусь, что у меня много багажа... Все в мире относительно. Другая тема — грузовики. Чтобы снизить себестоимость, их делают... без кабины!
Изображение

Все дома на колоннах и высоких сваях, так как в сезон дождей большие территории затапливаются. Даже если не затопит, то сырость сжирает полы. Кроме того, щемится гнус, рептилии и прочая дрянь.

Анкор Ват — знаменитый камбоджийский диснейленд. Еще одно место на карте мира, которое «должен» посетить. Если ты не археолог и не художник, пары часов достаточно. Хотя я встречал одержимых. Они могут купить билет на 3 дня и играть в Индиану Джонса.

Возвращаюсь в Бангкок. Тут ситуация ухудшилась: манифестанты заблокировали крупные дороги и мосты. А туристы продолжают ехать, все нормальные места заняты проклятыми рюкзачниками. С трудом нашел приличный гест-хаус.
Изображение

Следующие две недели больше похожи на зимние каникулы, чем на поход или экспедицию. Из России прилетел друг, чтобы составить мне компанию на юге Таиланда. Прокатный 110-кубовый мопед чересчур напрягался по автобанам, поэтому поехали проселками. В первый день преодолели 350 км. Вдоль восточного побережья залива множество ужасно скучных пустынных пляжей, ресторанов и мест, где можно переночевать. Бан-Сафах одно из таких: если вам за 60 и вы ненавидите людей, то должно понравиться.

На второй день снова около 400 км до Сарат-Тани, откуда ходят паромы на острова Самуи и Фанган. Мы выбрали второй. Паром идет 3 часа. На острове нужен эндуро: есть еще не заасфальтированные дорожки и тропки. Мопед подубили: подпалили сцепление. Есть отдаленные пляжи, но делать там особо нечего. Может, не сезон, но ни волн, ни серфов, ни кайтов. Дайвинг присутствует, только дорого. По пляжу на мотоцикле не погонять — местные возмущаются. Вокруг растут кокосовые пальмы. Плоды доступны, но до начинки добраться нелегко: полчаса «шубу» сдирали. Вспомнил правило выживания: если на добычу тратишь больше, чем получаешь в итоге, брось заниматься ерундой!

О Краби мало говорят туристы, значит, в разы меньше пакетников. Но там, где есть международный аэропорт, по пляжам штабелями валяются красноспинные «лобстеры». В сам город не поехали, зажили где-то в джунглях рядом с бунгало. Жили бесплатно, платили только за еду. Здесь нужно посетить острова национального парка. Можно поплыть на лонгтэйл-бот, как мы. А можно на спид-бот, что дороже, менее комфортно, но зато дальше и можно посмотреть дальние острова архипелага...
Изображение

Ну вот, «каникулы» закончены, друг улетает домой. А меня ждет Малайзия, мусульманская страна, где бухло дорогое, а за наркотики просто казнят.

Окончание следует.


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить e-mail  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Путешествие в страну OZ*. Часть I
Новое сообщениеДобавлено: 13 авг 2015 16:58 
Не в сети
Аватар пользователя
ЗВАНИЕ - Пользователь
ЗВАНИЕ - Пользователь

Зарегистрирован: 03 мар 2012 15:37
Сообщений: 59
Путешествие в страну OZ*. Часть III

Хотите изменить свою жизнь? Отправляйтесь в дорогу прямо сейчас! Да, вы можете потерять все: любимую еду, уютный диван с грудастой подружкой, компанию собутыльников, работу со стабильным заработком... всю зону комфорта. А что найдете взамен утраченного, зависит только от вас. В любом случае обретете что-то новое, более качественное. Потому что сами станете лучше.

От границы до острова Пинанг хайвей, для мотоциклов бесплатный. Но только не мост на остров. А я все-таки попал бесплатно: пристроился за впереди едущим, пока шлагбаум не закрылся... и в тот же миг был выбит из седла оказавшейся на удивление быстрой пластиковой трубой шлагбаума. Валяюсь... Все вокруг в шоке, подбежали помогать поднимать мотоцикл. Я тут же вскочил в седло и с матюками умчался, на халяву. Оно того не стоило, конечно, но куда деваться, когда нет денег: карту не принимали, а найти банкомат в Малайзии проблема.
Изображение Джорджтаун, Пенанг, Малайзия.

Ехать по местным второстепенным дорогам опасно для здоровья из-за чудовищно долгих светофоров через каждые 200 м. Пока ждешь зеленый при +40 °С, начинаешь закипать, а вентилятор на двигателе медленно запекает твою ногу на +120 °С. Автобан имеет специальную полосу для мотоциклов, точнее для «тырчей». Ехать по ней быстро просто опасно. Манера езды, как в Таиланде: медленно и неумело. И ни разу не услышал сигнала, что бы ни вытворял. Терпимость людей поражает, как и то, что у них внутри скапливается годами. Мало кто знает, кроме них самих, что скрывается за натянутой улыбкой и сложенными ладошками. Всегда нужно быть начеку. Надо быть конченым кретином, чтобы в Азии принимать все за чистую монету.
Изображение

Джорджтаун на острове Пинанг — в списке ЮНЕСКО. Действительно интересный и красивый город, населенный десятком разных национальностей со всех концов света. Больше всего китайцев и индусов. Есть даже небольшая, но очень влиятельная и богатая армянская община. Город живет за счет торговли — как тут без армян? Малайзия была колонией Великобритании, и повсюду старые постройки той эпохи, сносить их запрещено. Множество домов кажутся забытыми и полуразрушенными, но они ждут своего хозяина и часа, когда будут восстановлены. Средства есть — регион переживает туристический бум.

Тут я провел почти неделю. Здесь же вновь встретился с голландцем Хансом. А еще только отсюда можно попасть вместе с мотоциклом в Индонезию: баркас мистера Лима с контрабандой каждую неделю отправляется в Белаван, небольшой порт на Суматре.
Изображение Погрузка на баркас контрабандистов в Пинанге.

Мистер Лим помог оформить все документы. В порту пришлось ждать еще часа три, пока они выгрузят капусту, картошку, имбирь, оружие и наркотики. И вот мотоцикл взмыл в воздух под стрелой 40-тонного крана. Крепить его лучше самому и покрепче, а также укрыть от соленой воды. Все вещи я замотал пластиковой лентой. Переживал, конечно, что у меня что-то украдут на борту или судно пойдет ко дну. Но такова моя дорожная жизнь: каждую минуту может произойти все, что угодно, и если постоянно думать об этом, можно сойти с ума. Просто надо всегда делать все возможное, чтобы этого не случилось.

Итак, остается только купить билет на самолет в ближайший город Индонезии Медан...
Изображение

Первый раз за 4 месяца я увидел дождь, но почему-то не обрадовался. Серое небо, морось и порывистый ветер, самолетик на посадке трясло, как в лихорадке. Первое, что бросается в глаза по прилету, это назойливость местных. Пока разобрался, что прилетел не в тот аэропорт, куда планировал, был атакован таксистами, хелперами и прочей швалью. Аэропорт находится в 30 км от Медана, и пока за окнами аэроэкспресса медленно проплывала нескончаемая деревня, полная отходов и людей, я начал понимать, куда попал. Если Джорджтаун в списке всемирного наследия ЮНЕСКО, то Медан в списке зловонных клоак. Нужно набраться терпения в этом аду, просто выждать пару дней, забрать мотоцикл и валить отсюда!

Потратив в Белаване день на оформление бумаг, мы с Хансом получили мотоциклы в целости и сохранности.
Изображение Индийский квартал в Джорджтауне.



Мои опасения подтвердились, как только я выдвинулся в путь. Это та же Индия, только водители чуть больше соблюдают правила и уважают друг друга. Мое мнение о стране резко изменилось, как только я начал подниматься в горы. Трафик снизился, а я оказался на серпантинах, пролегающих через дождевые леса Суматры. Кажется, будто попал в доисторический мир, и вот сейчас на дорогу выбегут динозавры. Но кроме еле ползущих фур так никто и не появился. Дорога поднимается на высоту почти 2000 м, и тут уж вовсе не жарко. Впервые за месяц я смог вдохнуть свежий воздух после душного и жаркого побережья.
Изображение

Суматра — восхитительное место, одно из лучших, что я видел на планете (а видел я немало!). Но Медан и Белаван к посещению категорически не рекомендую. Отвратительные грязные ночлежки, мерзкая еда, каждый второй будет кричать вам в след: «Хей, мистер, хеллоу!» Как обычно, все портят люди. Суматра — это большая деревня с извилистыми улочками и проселками; дороги узенькие и плохого качества, часто смытые и отсыпанные булыжниками. Как и в Индии, после 300-400 км за день чувствуешь себя полностью выжатым. Природа прекрасна, но ее населяют тучи назойливых туземцев. На Суматре лучше передвигаться от одного оазиса к другому. Застряв где-то посредине, придется окунуться в реальную жизнь острова, да еще и платить за это как в туристических местах. В трех словах: дорого, невкусно, грязно.
Изображение Медан, Индонезия.

Тоба — пресное озеро, не слишком назойливые аборигены, прекрасный климат. Дешево, вкусно, чисто и здорово! Везде есть дороги и мосты разного качества, но вполне проезжаемые.
Изображение

Суматра — самый большой остров на моем пути, протяженностью около 3000 км. Дорога, по сути, только одна, состояние ее плачевное, особенно после сезона дождей и перед государственными выборами, когда никто не хочет тратить с таким трудом украденные деньги. Дорог нет, школ и больниц тоже, но это не главная забота. В каждой деревне собирают деньги на новую, десятую по счету, мечеть. Каждому — персональную, что ли? А электорат дремуч, как суматранский дождевой лес.

Когда скорость потока 20-40 км/ч, мчаться 80 км/ч крайне опасно. Но выбора нет: ехать со всеми — никуда никогда не успеешь. Ханс сдался: говорит, что это слишком для него и его мотоциклика.
Изображение Индуистский храмовый комплекс Боробудур на о. Ява, Индонезия.

После Тоба направился к другому вулканическому озеру Манинджау. Маленькому, но глубокому: более 400 м. Ночлеги на Суматре очень мрачные, нужно быть готовым ко всякого рода лишениям. Буш-кэмп (по нашему — дикарем) мало возможен из-за вездесущих аборигенов и отсутствия мест, где можно ночевать незамеченным. С едой такая же беда. Питаются местные абсолютной гадостью, есть которую можно только при острой необходимости.
Изображение Под окнами ночлежки, Суматра.

Озеро расположено рядом с городом Букиттинги. Он неплох, но я предпочитаю быть вне городов. Поселился в бунгало на берегу озера, где можно отдышаться после суматранских пробегов. Хозяин англичанин, жена местная. Съедобная пища. Мечеть далеко, можно не вскакивать от предрассветных воплей. Я малость приболел, а дневки не хватило, чтобы оклематься, и пришлось выдвигаться с температурой. Следующую ночевку планировал в городе Сунгаи Пенух, что у подножья самого здоровенного в Индонезии вулкана Керинчи. Мне не повезло: все отели были заняты из-за какого-то саммита. Стемнело, ночевать негде, дождь накрапывает, и снова у меня поднялась температура. Выручили ребята из местного мотокружка. Разыскали недорогой ночлег, накормили. Правда, в таких случаях нужно поддерживать разговор и выказывать знаки признательности. Но я мог только вяло улыбаться и спать одним глазом.
Изображение Суматранская деревня.

Следующий рывок до Бенкулу, еще один городишко на побережье. Оттуда промчал почти до конца острова, но не хватило светового дня. Ночевать пришлось у кафешки на нарах под тентом — бесплатное шоу для местных на всю ночь. Заснуть удалось на пару часов перед рассветом.

Суматра наконец-то кончается, а впереди еще Ява, самый заселенный остров. Паромы между ними ходят каждый час.

Дождь у них каждый день и как из ведра! На подъезде к Джакарте был зажат в адовой пробке и залит осадками. Улочка Джакса — маленький клочок трущоб прямо в центре Джакарты, среди небоскребов и бетона. С едой в округе не очень: почти все индонезийское, а если западное, то плохо и дорого. В Тае плевался, но сейчас любые тайские помои слопал бы вместо местных деликатесов!
Изображение Рисовые поля и террасы Суматры.

Следующая точка — Боробудур, что в 550 км от Джакарты. Ява забита машинами, спастись от них можно только на автобане, но мотоциклы там вне закона, как и в Таиланде. Только есть разница: в Индонезии хоть и нельзя, но можно. Где что можно нарушить, а где чревато — чуйка, развитая годами. Пытался голландцу объяснить, но он не понял. Нельзя — значит нельзя, и точка. Ну, пусть толкается в пробках... И все-таки изловили меня полицаи! Хитрые: ловят там, где пробка возникает. Но обошлось без штрафов, просто пожурили. А потом сопровождали с мигалками, пока снова «нормальная» дорога не началась. Но это частный случай...
Изображение Линия экватора на юге Суматры.

Боробудур — это храм Хинду, одна из разновидностей ступ, которыми я сыт по горло. Проглотил бы еще одну, кабы не цена. Но на рассвете можно почти даром. Это такая индонезийская фишка — встречать рассвет на специальных местах, как вершины, кратеры, памятники или храмы. Днем их мало кто посещает, зато на рассвете полно зевак. В общем, еще один диснейленд в моем списке.
Изображение Сноркелинг на о. Траванган, архипелаг Гили.



Следующий рывок до вулкана Бромо, знаменитого тем, что по большому кратеру можно погонять на мотоцикле. Внутри есть еще невысокая гора с дыркой посредине, где можно ощутить несвежее дыхание нашей планеты. Под слоем кипящей серной кислоты лишь тонкая корка из застывшего камня. На Бромо нужно взбираться почти 40 км. Зажить можно на самом краю большого кратера в деревне Чеморо Лаванг. На рассвете нужно ломиться не на сам вулкан, а на холм рядом с ним, чтобы узреть один из лучших видов на Земле. А потом, когда взойдет солнце, ехать в кратер. Сразу после спуска можно промчать по вулканической пустыне. Далее дорога поднимается по краю большого кратера до развилки, откуда одна из дорог ведет в Муланг насквозь через кратер. На малую вершину только пешком по ступенькам. И вот он, Бромо!..
Изображение Вулкан Бромо на о.Ява, Индонезия.


Пора в путь, впереди Бали. Больше остановок на Яве смысла делать нет.

Паром ходит один за другим, в пути около часа. По острову поехал южной дорогой. Трафик как на Яве, но дорога чуть лучше. Бали отличается от всех островов: цивилизации больше, народ богаче, хозяйство благоустроенней. Другая религия. Самое обсиженное место на Бали — это полуостров Пенинсула, рядом столица Денпасар и «лобстерский» пляж Кута. Резот на резоте, на улицах пробки из краснопузых соотечественников. Мне одного Пхукета хватило, поэтому единственную ночевку на Бали я сделал между деревнями Кутух и Лаланг Лингах на виндсерферском Балиан-бич. Еле выгреб назад к берегу — без доски уносит в океан. Единственный выход — ловить волну на пузе и грести изо всех сил. Серферы на берегу столпились: «Что за идиот полез купаться без доски?! А, русский! Ну все понятно...»
Изображение Ферма и гест-хаус посреди Саванна-вей. Хеллс-Гейтс, Австралия.

Быстро Бали проехать не удалось, даже напрямки. Трафик плотный, сплошная населенка. Не для езды эти места, больше для «лобстеров» подходят. С Бали на Ломбок переправа 5 часов. У северо-западного побережья Ломбока острова Гили. Замечательны тем, что на них нет полиции, нет госучреждений. Острова анархии! Их оккупировали «лобстеры»: молодые и старые, русские и нерусские. Лодки перестают курсировать часам к пяти вечера. Потом только шатлами и спид-ботами за большие деньги. Но есть «лодкостоп» на утлых лодченках с провизией и товарами с большой земли. Им я и воспользовался. Мотоцикл оставил на пристани, потому как Гили свободны не только от закона, но и от моторной техники: все ходят пешком или ездят на лошадках. Я сидел на носу байдарки, заваленной коробками и тюками, смотрел на красное закатное небо с темными очертаниями гор, а меня обдавала теплая волна Индийского океана. Что за счастливый я человек, раз могу это себе позволить!
Изображение Показатель уровня пожароопасности на австралийских территориях.

Раз нет полиции, значит, есть все остальное. Бухло дорогое, за наркотики казнят на месте, но дилеров, похоже, это не останавливает. Выброска произошла на оживленную набережную, чем-то похожую на главную аллею Грушинского фестиваля. Оглядевшись, понял, каким был бы идиотом, приехав сюда на единственный отпуск в году! Но у меня только одна ночь. Бюджетно зажив на острове, я поимел все необходимое и уже в 7 утра вписался на обратный спид-бот с какими-то русскими, спешащими в аэропорт.
Изображение Динго – враг фермеров.

Ломбок имеет дорогу вокруг побережья и напрямик через остров. Последняя короче, довольно широкая, хоть машин больше. При ограниченном времени лучше ехать через остров. Окружная идет вдоль подножия вулкана Ринджани (3700 м), занимающего две трети острова. На вершине озеро Сегара Анак. Сейчас вулкан не активный, но Ломбок может запросто взорваться и исчезнуть в океане, как это случилось с Кракатау 130 лет назад. Он находился между Суматрой и Явой, а сейчас остались только краешки.

Паромы на Сумбаву ходят один за другим, и переправа занимает 1,5-2 часа. Это лучший остров для мотоцикла, поэтому без напряга промчал его насквозь до паромной переправы на Флорес. Дороги достаточно прямые и ровные, трафик минимален. Природа острова отличается от соседних, особенно западная часть: более плоский рельеф, скуднее растительность, больше пустошей, покрытых кустарником.

По прибытии в Лабуан Баджо до заката остался час. Я решил остаться и утром ехать через Флорес на его восточную оконечность в Ларантуку, откуда ходит паром в Купанг на острове Западный Тимор. На Флоресе активно развивают туризм. Отсюда организуют туры на острова Комодо и Ринка, где можно увидеть поныне живущих драконов. Другая активность — дайвинг. Дайв-центров уже десятки. А вообще, Индонезию стоит проехать только ради того, чтобы увидеть, как меняется раса людей от азиатов до папуасов. Флорес уже не Азия, это Океания. Здесь всего 25% мусульман, к востоку в основном христиане. И это плохо для меня! Если в мусульманских районах можно оставить мотоцикл на улице, то тут, по словам местных, даже за забором боязно. Пороки в них сильнее добродетели.
Изображение Ковбои переправляют мой шмурдяк через реку Калверт.

Флорес это не Сумбава, его за световой день не проехать. Ночью ехать тут нельзя совсем, населенность низкая, много животных.

Я примчал в Ларантуку, а паром в Купанг отправляется через день. Есть время отдраить мотоцикл, перебрать шмурдяк, все перестирать. Хозяин отеля оказался бывшим моряком, работавшим с русскими, и хоть по-нашему не говорит, но английский как у всех моряков. Он предоставил мне все для мойки. Что можно, постирал в машинке, остальное отмывал во дворе.

Мотоцикл отогнал на мойку: несколько часов ритуальных танцев, кубометр воды и все моющие средства, что были у парней, пошли в расход. И «Африка» вновь похожа на новый мотоцикл... издалека хотя бы. А я с изодранными и съеденными химией руками, весь в грязи и мазуте. Папуасы такого еще не видели: реальные байкеры моют мотоциклы! Но это не блажь: у австралийцев на таможне очень дотошный карантин. Найдя хоть крошку органики, сразу отправляют «зараженный» мотоцикл обратно в Тимор. Бред, но...
Изображение Очередная речка на Саванна-вей.

Последний паром самый долгий: 12-14 часов по Тиморскому морю. Пристань оживает лишь в день его прибытия. Но час прибытия и отбытия — тайна, покрытая мраком. Паром может сломаться, погода — испортиться... Обеспокоенный, я примчал на пристань в 10 утра и вижу, как паром отчаливает: машины погружены, концы отдают. Паника! Бросил мотоцикл, побежал в кассу, купил билет, ломлюсь обратно, машу руками и кричу, чтоб причаливали назад. Ну не может же быть такого попадалова!.. Подбежали люди: «Успокойся, дебил! Видишь, маленький паром причаливает, ему место уступают. Подойдет назад твой через час, не ори только!» Фу-ух!..

Паром этот самый некомфортабельный из долгих. Салона нет вообще, палуба с нарами — и все. Ну, можно и потерпеть, коли выбора нет.

Прибыл в Купанг на рассвете. Азия кончилась, уже нет дешевых и чистых ночлегов. Папуасы находятся на самом дне эволюционного развития, там же, где и негры примерно. Но у них есть неоспоримое достоинство — это отношение к окружающей природе. Да, срут где попало. Да, все до единого поступки неосознанны. Но где-то внутри у них живет еще чувство родства с окружающим миром... А может, я просто идеализирую.
Изображение Буш-кэмп, мой завтрак.

Оформив въездные бумаги, немедля тронулся в путь. Заночевал в Кефаменану: там есть пара бюджетных клоповников и горная прохлада.

В общем, как я ни стыковал планы, все равно оказался в пролете. Два дня назад, в последнем письме от компании-перевозчика, получил расписание: паром в Австралию отправляется 23 марта. В Дили я прибыл точно в срок. Но, открыв почту, получил новое расписание, согласно которому корабль зайдет сюда на пути в Дарвин только 8 апреля... Какого черта?! Для чего эти три недели прыжков по островам Индонезии?! Сколько всего пропустил! Сколько раз рисковал всем! Ради чего? Чтобы почти 3 недели сидеть в дыре под названием Восточный Тимор?!.. Кто вообще хоть что-нибудь слышал об этом месте? Где это вообще?.. Они тут, например, думают, что РФ — это такой штат в США! Мне пограничники так и сказали. А чего же нет-то?! Конечно, все мы уже давно американцы!..
Изображение Ропер-Бар на Саванна-вей.

Восточный Тимор получил независимость менее 10 лет назад, передел имущества в самом разгаре. Страна не принадлежит гражданам. Люди не могут позволить себе жить в собственном государстве. Пустые отели и рестораны ждут западных гастарбайтеров и белых туристов. Официальная валюта — USD. Цены на все выше европейских. Ничего не производится, 99% товаров импортируется. Кроме кофе, наверное. Это больше не дух свободы, а запах денег. Снующие повсюду ощетинившиеся антеннами новые «Лэнд-Крузеры» с деловыми белыми людьми, строящиеся новые здания западных компаний, обилие знаков с символикой Евросоюза, ООН и прочих западных структур. Это значит, в стране есть чем поживиться! Независимость политическая не означает экономическую.

В Дили остановился в единственном хостеле в стране, благо на территории есть все необходимое, чтобы отмыть мотоцикл перед отправкой. Дороги такие, что все мои старания в Ларантуке были покрыты свежей грязью... Но главная проблема — отправить мотоцикл. Авиадоставки нет. Единственная компания, которая берется за сборные грузы, это Toll. У них всего два судна, которые заходят в Дили с оказией, и расписание меняется два раза в неделю. Случалось, люди ждали по 8 недель...
Изображение Переправа налегке. Река Калверт.

Но раз уж я здесь, буду ждать. Не ехать же назад!. По заверениям компании, корабль идет из Сингапура в Дарвин через Дили, но я никому не верю. Грош цена азиатским обещаниям! Только бы упараходить мотоцикл из этой дыры. В лучшем случае я получу его к концу апреля. Но наступит день, и ранним утром я снова сяду в седло, чтобы продолжить путь на юг. Дорожная жизнь изменчива и непредсказуема. Случаются и засады, и прорывы, когда слезы радости сбегают по щекам. Это важно, когда необыкновенная беспричинная радость вдруг охватывает тебя. Мозг начинает изо всех сил вырабатывать эндорфины. Значит, он живой!

Сегодня упаковал мотоцикл в контейнер. Это всегда смешанные чувства. С одной стороны, я насмерть устал от марафона по Индонезии, устал от их дорог, водил, жратвы и грязных ночлежек. Устал просыпаться от воплей муэдзина с минарета. Устал быть в центре внимания. Хочется раствориться на безбрежных просторах Австралии! Я испытываю неимоверное облегчение, что остался с одним маленьким рюкзачком. Но, с другой стороны, подкрадывается тоска. Может, это чересчур сентиментально, но так уж устроена моя жизнь, что мотоцикл стал для меня большим, чем просто мотоцикл. Это уже часть меня самого, часть моей жизни и моей истории, не всегда романтичной и приятной. Но кроме истории я не нажил ровным счетом ничего...
Изображение Рабочий лагерь. Кто и что там делает – неизвестно.

В Дили приплыли парни из Дарвина. Один канадец на Triumph Tiger, другой австралиец на Yamaha ТТR250. Сегодня получили мотоциклы, завтра старт... Я знаю этот блеск в глазах истосковавшихся по приключениям людей. Но знаю и то, что ждет их в Азии. Это будет мощный контраст после австралийских безлюдных прямиков. Но ради этого они туда и едут.

Я бросил мотоцикл на произвол судьбы и полетел в Индонезию попытаться наверстать то, что пропустил. Чувствую себя бэкпекером каким-то: самолеты, лодки, автобусы!.. И вдруг в аэропорте Ломбока как щелчок в голове: мотоцикл отправится в Дарвин, вовремя. Я будто очнулся и обнаружил себя сидящим на ступеньках и разговаривающим о футболе с мусульманином в тюбетейке аж с двумя синими мозолями на лбу от постоянного соприкосновения с полом. Может, авиакомпания Garuda распыляет в салонах своих лайнеров ЛСД?..
Изображение Утренние следы около палатки.

Семь месяцев я добирался до Австралии. И вот я тут! Но не совсем я: пока без мотоцикла. Он все еще болтается где-то в Тиморском море. А может, вообще не покинул Дили? Я ровным счетом ничего не знаю... Но все равно решил лететь в Дарвин, вдохнуть воздух Австралии, потоптать ее красную землю.

Пару месяцев назад я написал в форуме Horizons Unlimited о своем решении отправить мотоцикл из Дили в Дарвин — и тут же получил приглашение от Дэвида пожить у него пока буду оформлять мотоцикл. Но на всякий случай записал координаты пары бюджетных хостелов. Хотя слово «бюджетный» к Австралии не применимо: цены в несколько раз выше, чем в Юго-Восточной Азии.
Изображение Борролула – Хэллс-Гейтс. Приключения продолжаются!

Дарвин — небольшой город на северном побережье. Население 130 000 человек. Большинство строений не выше 3 этажей. Передвигаться лучше на своем транспорте. Если ожидается долгое зависание, то самый бюджетный способ передвижения — велосипед. Его можно добыть на свалке рядом с городом. За 20 $ я собрал из нескольких помоек приличный аппарат.

Австралия — это большая страна с населением всего 20 млн человек, большая часть из которых живет в городах. Но даже горожане не совсем городские. Доходы позволяют австралийцам заниматься еще чем-либо помимо работы. Для многих любимое развлечение (а то и образ жизни) связано с дикой природой. Дэйв обитает в 20 км от города, за забором буш на многие сотни километров. Австралийцы вообще не любят ютиться, им нужен простор (как и мне). Делянка довольно большая, одноэтажный щитовой дом, хозблок из жести. Все это он продает и едет начинать новую жизнь в Испанию... или в Мексику. В 52 года это не так просто, но Дэйву надоела Австралия. Меня не перестает удивлять это! Где бы я ни был, везде найдутся люди, которые хотят перемен, которые чем-то недовольны и стремятся улучшить свою жизнь. Мы ненасытны в своих желаниях и стремлениях. Это палка о двух концах: с одной стороны, без таких людей мы бы до сих пор жили в пещерах, с другой стороны, это неминуемо приведет человечество к самоуничтожению. Если мы не научимся включать мозг, конечно. Мы до сих пор не научились управлять собственными стремлениями, мы не понимаем, где нам нужно утроить свои старания, а где сказать «хватит».
Изображение Вид из дома Джоба на Сидней, Австралия.

Мотоцикл прибыл в Дарвин! Корабль зашел-таки в Дили, зацепил мой контейнер и привез его в Австралию. Дэйв работает с логистикой, поэтому только он знал, куда позвонить и что спросить, дабы все срослось. Тем не менее на добычу мотоцикла ушло несколько дней. Самая забава на таможне: мотоцикл досматривали на наличие предметов потенциального биологического заражения: частицы почвы, жучки-паучки и другие иностранные органические вещества и существа, представляющие угрозу обитателям «планеты ОЗ». Протрясли весь шмурдяк, исследовали подошвы ботинок, внутренности спальников и палаток, посуду, инструменты, одежду. Пришлось снимать боковины и сиденье для досмотра изнутри, не зажила ли там какая-нибудь биологическая опасность. Содрали приличные деньги и даже вещи упаковать не помогли!

Дэвид попал в больницу с легочной инфекцией, а я остался за главного. Он так запросто доверяет свой дом человеку из другого мира, с которым знаком пару дней. Что ж, я рад и буду помогать ему.
Изображение Архитектура Сиднея.

И вот настал день, о котором я мечтал. Я снова сел в седло своего мотоцикла, завел мотор и покинул дом, на две недели ставший моим. Первые 400 км еду на юг по Стюарт-хайвей до поселка Mатаранка. В нем закупился топливом и провиантом и заночевал в кемпинге рядом с источниками. До поселка Ропер-бар еще 200 км без асфальта и сотовой связи, решил не рисковать. Про алкоголь придется забыть до самого Кэрнса, что на восточном побережье. До него 2000 км пути, большей частью unsealed («без покрытия»). Это внедорожный маршрут Саванна-вей по дикому северу Австралии, который проходит через маленькие поселки, расположенные на «земле аборигенов». А алкоголь для них правительство жестко лимитирует.

В Ропер-бар снова заправился. Тут все дороже в 1,5-2 раза, до следующего поселка Борролула 380 км довольно-таки плохой дороги. Про нее обязательно нужно уточнить у местных. Если говорят: «Не езди!» — значит, не надо. Если говорят: «открыта», то подразумевается — открыта для «Ленд-Крузера 75» со шноркелем и лебедкой. Для него 80 см еще не по капот, а для мотоцикла — уже вряд ли преодолимая глубина, да к тому же с течением. В начале мая дорогу проверяют, ставят метки в опасных местах, но чинят только непроходимые препятствия, типа узких рвов и промоин, убирают упавшие деревья... Северные территории и часть Квинсленда полгода затоплены. Сезон дождей заканчивается в мае, к июню начинается засуха. Лучшее время сейчас, в начале мая: все зеленое, вода уже отступила, дороги хоть и убитые паводками, но еще не настолько пыльные. Пыль — это не совсем то, что видишь за собой в зеркале. Пыль — это бездонная лужа пудры, в которой теряешь землю под колесами. Я попадал в такие в Монголии, выжил, но страху натерпелся.
Изображение Символ Сиднея – здание оперы.

Теперь важнейшая для меня вещь — 10-литровая канистра с водой. Набрать ее можно где угодно бесплатно, а фасованная в магазине — 2 $ за пол-литра (зато холодная). Лед продают 5-килограммовыми пакетами, но класть его мне некуда. Приобрел термосумку по размеру в кофр. Если положить холодное утром, то до вечера терпимо. Топливо беру с запасом: шины пришлось подспустить, и расход увеличился.

По всей Саванна-вей приходится пересекать множество ручьев и рек. И если в ручьях можно только намочить ноги или утопить мотоцикл, то в реках ты доступен для крокодилов. До Борролулы таких рек несколько. На некоторых есть уровни глубины, на других их посносило. Глубина разная, один раз было по сиденье. В любом случае дно покрыто скользкими водорослями, и, когда кофры работают как поплавки, мотоцикл начинает всплывать и буксовать. По пути до Борролулы есть примитивные кемпсайты, из удобств только туалет. Пожить стоит 3 $, которые нужно кинуть в ящик, а на бумажке писать имя и количество человек. Мы еще не эволюционировали настолько! Или уже деградировали? Дело даже не в туалетах, хотя и в них тоже. Почему бы, выезжая на пикник, не захватить с собой хотя бы лопатку закопать свое же дерьмо? Даже кошки и собаки так делают, а мы вот разучились.
Изображение Яхта в одном из доков, Сидней.

В Борролуле остановился в кемпсайте. Цена 10 $, но с меня не взяли, умилившись моей кругосветностью. Затарился топливом с запасом и продуктами дня на 3-4. До поселка Хеллс Гейтс около 450 км. Проехать можно за день, но все зависит от рек Робинсон и Калверт. Первая более-менее, а вторая в это время оказалась непроходима: глубина по пояс и камней на дне навалено. Нужен «Ленд-Крузер»... И именно он с двумя крепкими ковбоями оказался в нужное время в нужном месте! Парни помогли раскидать валуны, перетащить мотоцикл, а потом и весь мой шмурдяк перевезли. Вот зачем брать запас еды, воды и топлива: если пойдет дождь и реки набухнут, а ковбоев рядом не окажется, то придется пожить в изоляции, пока вас не спасут или вода не отступит.

Сейчас любой парень в Австралии знает, как починить машину в буше, добыть еду и сделать укрытие. 20-30 лет назад здесь были золотые времена, страна поднималась, было время возможностей... Не ваучеров, а возможностей по способностям. Да и сейчас север страны не знает, что такое кризисы и спады, все постоянно развивается и осваивается. Безработицы нет... среди желающих работать. Может, я плохой экономист, но разве нормальное правительство не заинтересовано в благосостоянии, а значит, и в покупательной способности своих граждан? Так делается в Австралии. В магазинах такое же китайское дерьмо, как и везде, только в 10 раз дороже! Нетрудно догадаться, где оседает разница.
Изображение Сити в сумерках, Сидней.

Машина, съезжающая с асфальта, обязательно имеет не только шноркель, но и «кенгурятник». Животины в буше много — буйволы, собаки динго, крокодилы, жаляще-кусающие насекомые и пресмыкающиеся. Я въехал на небольшой пригорок и тут же впереди, метрах в ста рядом с дорогой, увидел черного буйвола. Я никогда не думал об этих тварях всерьез, но это не вялая индийская корова, а адовая штуковина с метровыми рогами и весом в тонну. Если ты один и недостаточно страшен и велик, замри и приготовься бежать. Или беги сразу, желательно в деревья, где рога у него не пролезут. Если бежать поздно, тогда действуй по обстоятельствам. Точно одно: он будет атаковать и пытаться убить. Может сделать это с обочины, из кустов, откуда угодно. Даже проезжая на скорости по саванне, нужно всегда включать режим «сонар», когда взгляд постоянно находится в поиске объектов опасности. Самая большая — водяной буйвол. Можно по пальцам пересчитать животных, которые нападают не для еды. Для еды нападают динго. Одна динго — это просто собака, две динго — это уже охота, а пять динго — возможно, охота на меня. Мотоцикл спасает от всех, иногда даже от буйвола. Когда я мчался мимо, он рванул за мной, пришлось дать газу...

Следующая остановка в Нормантон, точнее в 25 км от него в кемпсайте на берегу озера (в самом поселке все дорого). Я устроил дневку: нужно починить лопнувшее крепление кофра и обслужить мотоцикл после 1200 км бездорожья. Дальше намного проще: до самого Кэрнса дорога асфальтирована.

В Индии, которую я вспоминаю с дрожью, мне заварили подрамник за 3 $, в Австралии — за 30. Я просто смирился. Для меня все просто: если мне нравится, если я в своей зоне комфорта, то не думаю о деньгах. Но я и не мотаю. В Австралии всего дважды ночевал в общежитиях и ни разу в отелях, ни разу не был в ресторане: всегда готовил сам. Я не покупал даже воду. Так надо, если хочешь тут подольше протянуть.

Перегон от Борролулы до Хеллс Гейтс стал самым сложным и интересным на моем пути. Сейчас, дома, я часто мысленно возвращаюсь на красные земли северных территорий. Австралия для меня именно там, на Саванна-вей. Были и большие города, и альпийские ландшафты с пасущимися стейками... Только во мне навсегда поселилась красная въедливая пыль и колючий злой буш. Я полюбил эти места, мне там было хорошо. Это когда ни с того ни с сего тебя переполняет счастье, и слезы размывают красную пыль на сморщенных от солнца щеках. Каждый день был в радость, каждое мгновение!

От Нормантона до Кернса примерно 700 км. Остановился примерно посредине, в кемпсайте Джорджтауна. По сторонам тростниковые поля. Австралийцы, как добрые земледельцы, выкашивают вокруг поля заросли. Дальше скучновато — асфальт.

Кернс — это крупный город на побережье Тихого океана. Найти ночлег легко, но дорого. Мне, привыкшему к вольной жизни на просторах саванны, это не подходит. Я заехал в 2-3 места, посидел на кровати, посмотрел на рюкзачников и тихо уехал из города. Пока путешествовал по населенному востоку и югу, стало сложнее находить места ночевок. Я имею ввиду буш-кэмп, другого мне не хочется, да и не по карману. Можно поставить палатку на стоянках для отдыха, правда, без открытого огня и попойки. На такие места подтягиваются арендованные бусики, часто молодые компании. Можно завести знакомства, но в тишине посидеть не удастся. Полиция обязательно приедет, все проверит, везде посветит, ни с кем не поговорит и уедет. На въезде знак «No camping», но это, наверное, значит, что переночевать можно, а разбивать лагерь на неделю — нет.

Мне предстоит двигаться до Сиднея вдоль Пацифик-хайвей, который идет по побережью на юг. Кабы не необходимость попасть в Сидней, я бы повернул на запад, внутрь континента. Туда, где земля цвета крови, где кенгуру прыгают тебе через голову, где аборигены еще метают свои бумеранги, где шляпа на голове не понт, а средство, где при редких встречах люди касаются ее полей в знак приветствия.
Изображение Шоссе из аэропорта Ичхон в Сеул, Корея.

Городок Нимбин, что затерялся в горах неподалеку от Брисбена, подарил неожиданную встречу. В 2011 году в Мексике я познакомился с австралийской парой на мотоцикле. Мы немного покатались вместе и разъехались, казалось бы, навсегда... И вот на выезде из Нимбина какой-то «Патрол» пристроился сзади и давай сигналить и фарами моргать. Останавливаюсь. А из машины выходят они! Такой огромный мир бывает иногда так тесен! И я задержался на несколько дней. У них уже строительство и размножение. Поправились — спокойная жизнь замедляет метаболизм. Как говориться, всё им в помощь!

Как бы медленно ни ехал, как бы ни старался свернуть и зажить где-нибудь, я неумолимо приближаюсь к Сиднею. Май месяц, зима на подходе. Сейчас ехать на юг несподручно — ночевки все холоднее, дни все короче. Да и я как-то сам для себя наметил окончание путешествия в Сиднее... Напоследок решил заночевать на берегу Тихого океана как нормальный бушмен. Почувствовать, как земля вздрагивает от прибоя, увидеть самую дальнюю даль на Земле. Где-то вычитал, что есть обалденное место на обратной стороне острова Бриби. Затарился по полной, но, подъехав, понял, что зря. Впереди песчаная колея в сторону пляжа, где ехать надо по приливной полосе. На въезде написано, что только 4?4, мотоциклы запрещены. Въезд бесплатный, но за ночевку нужно заплатить, т.к. это территория национального парка. Было ясно, что если и съеду, то обратно со своим скарбом точно не заеду: приливная полоса бездонного рыхлого песка, взрытого джипами. Да и с приливом я уже имел дело в Мавритании, когда вода прибывает с самый неудачный момент, например когда ты застрял. Но я почти приехал, и до заката час остался. Поехал-таки, подспустив колеса. В итоге пришлось уже в темноте перетаскивать вещи на «край земли» (ступенька, где кончается песок и начинается земля), а потом мотоцикл почти на себе дотащить и привалить о край. Разжигать огня не стал, сил не хватило...
Изображение Столица Южной Кореи — Сеул.

Утром приехали полицейские: «Мы, конечно, видим, что ты кругосветный, и уважаем то, что ты делаешь. Но будь уверен, парень, через час приедут лесники, а они не такие понятливые, и им придется башлять. Поэтому мы тебя не видели, но предупредили». Пришлось снова испытать «Африку» в песках.

Через 9 месяцев пути я добрался до столицы Австралии. В Сиднее знакомых у меня нет, есть только адрес «дешевого» хостела. Как же я отвык от этого! Как бы уютно в них ни было (а австралийские ужасны), мне они всяко противны. Слишком людно, слишком тесно, слишком много тупых правил. Может, надо было устроить себе какой-то праздник в честь прибытия: хороший отель, шлюхи и шампанское или чего там еще. Но я вкусил такой ядреный коктейль из чувств и эмоций, что все земные дела стали какими-то суетными...
Изображение

Пора лететь на север. Для этого нужна точка на карте, куда можно бюджетно трансглюкироваться вместе с мотоциклом. Ей оказался Сеул — столица Кореи. Это крупнейший транспортный узел в Азии, а авиаперевозки между такими хабами, как правило, недороги и быстры. Я давно понял, что отправлять один мотоцикл лучше по воздуху, а не контейнером по морю. Это быстрее и в итоге получается дешевле. Из Кореи рукой подать до Владивостока, а это уже Родина. Путем естественного отбора нашел подходящее агентство. Но все, что можно, нужно сделать самому — это поубавит стоимость и риски. И я поехал в дилерский центр KTM за подходящей упаковкой для мотоцикла. Пока возился с коробками, ко мне подошел мотоциклист и между делом спросил, есть ли у меня крыша над головой. «Конечно... нет!» — ответил я, и тут же был вписан. Человеческое тепло можно почувствовать даже в 20 000 км от дома.

Мотоцикл и весь шмурдяк, за исключением маленького рюкзака, я упаковал и передал на склад агентства. А сам улетел в Сеул. Остальные процедуры проходили без моего участия.
Изображение

Авиация творит чудеса: всего 10 часов, и ты попадаешь из осени в весну. И все же я летаю только тогда, когда нет возможности добраться посуху. С высоты 10 000 м через стекло иллюминатора вряд ли что-то разглядишь, а уж тем более не переживешь тех часов, дней, недель и месяцев настоящей жизни.

Корея мне не понравилась. Это напрочь урбанизированная страна, из всех традиций сохранившая только гадкую кухню. Нужно протянуть меньше недели, чтобы забрать мотоцикл из карго-терминала, добраться за 200 км до прибрежного городка Сокчхо и уплыть на пароме во Владивосток. Это проще сказать, чем сделать. Кто сталкивался с международной транспортной логистикой, агентами, таможней и прочим, знают, как сложно это бывает. Тем более когда люди не говорят по-английски и пишут иероглифами. Единого алгоритма действий не существует. Набегавшись по разным службам и офисам в городе и аэропорту, я подошел к моменту, когда погрузчик вывез коробку из ворот терминала, поставил ее передо мной и, попердывая дизелем, удалился. Фух! Это всегда шевелит волоски на руках. Вот он, верный мой друг, прибыл с другого конца света и привез с собой красную пыль южного континента и воспоминания.

Проехав 200 км до побережья, я не увидел ничего, кроме хайвея и заборов. Конец мая — несезон, поэтому отели пустые, паром тоже. Здесь многое напоминает о Родине: указатели на русском, русскоговорящий персонал и, конечно же, соотечественники.

Холодным туманным утром паром зашел в тихую гавань порта Зарубино. Это самая юго-восточная часть страны, до Владивостока 200 км. На борту было несколько русских, а также большая компания корейских мотоциклистов, собирающихся в трип по России и Европе. Но я ни с кем не общался, находясь в плену у своих мыслей. Лишь ступив на русскую землю, я заговорил. И разговор был с таможней: возникла проблема с ввозом мотоцикла обратно в РФ. Таможенная декларация заполнялась при выезде на грузинской границе почти год назад в электронном виде. Но где Верхний Ларс и где Зарубино?! Я распинался пару часов, таможня внимала, работа встала. И лишь конец рабочего дня стронул ситуацию: таможня дала добро. Я въехал. Я дома! И не важно, на сколь далекий край Родины ступила моя нога.
Изображение Паром до Владивостока. Терминал Сокчо.

До Тольятти 9000 км. По дороге я всегда найду близких по духу русских людей, мне откроют двери в дом, дадут ночлег и еду. Я знаю: так было, есть и будет. В каждом городе от Владивостока до Урала меня встречали люди, порой не имеющие отношения к мотоциклам. В каждом доме, будь то квартира, гараж или клабхаус, мне давали все необходимое и даже больше. И, конечно, беседы на родном языке. По натуре я человек необщительный, но так много хотелось рассказать и так много услышать! Конечно, что-то резало слух. Люди, которых я считаю своими соотечественниками, стали убивать друг друга в непонятной мне бойне за чужие интересы и сомнительные идеалы. Я старался не вступать в споры, хотя порой было трудно смолчать о том, что считаю неправильным, глупым, вредным. Но люди есть люди! Они делают мне добро, и я не имею морального права упрекнуть их в чем-то.

Я проезжал Хабаровск, Свободный, Могочу, Читу... Меня переполняли мысли о стране, о людях, о природе, о дороге. Во что превратилась Восточная Сибирь и Забайкалье за 25 лет забвения? Брошено на произвол судьбы целое поколение людей, с которыми мне жить в одной стране. Порой мне становилось жутко, особенно там, у полузабытого поселка Жанна рядом с памятником Лехе «Скутту». Но настоящие люди всегда остаются людьми, несмотря на непростую жизнь.
Изображение

Несколько лет назад поездки до Владивостока стали обыденным делом, туда построили дорогу. Спустя десятилетия застоя и воровства второпях накидали полотно из того, что не успели украсть, бросили в болото миллиарды наших с вами денег. Уже сейчас, спустя 5 лет, дорога почти непригодна к эксплуатации. Жаль ресурсы и время, потраченные на потемкинские деревни.

Байкал. Третий раз я тут. Впервые добрался еще на «Урале» в 2000 году. Дальше все знакомо. Уже порваны мембраны в карбюраторах, от шин отваливаются куски протектора, цепь издает страшные звуки, рулевая разбита, и нет больше средств и возможностей заниматься ремонтом.

Моя кругосветка заканчивается. Более 10 лет странствий и приключений, 200 000 км, 70 стран мира, 5 континентов и 4 экватора. Не могу сказать, что заключительный этап кругосветки был самым легким или вообще каким-либо «самым». Он был таким, каким и должен быть для меня. Каким он был бы для вас, я сказать не могу. Чтобы это узнать, нужно просто поехать.


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить e-mail  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Путешествие в страну OZ*. Часть I
Новое сообщениеДобавлено: 18 авг 2015 14:52 
Не в сети
ЗВАНИЕ - Пользователь
ЗВАНИЕ - Пользователь

Зарегистрирован: 02 мар 2012 15:03
Сообщений: 79
Вау круто!!!!! у меня бы смелости не хвати лоб наверное!!!, Крутой дядька, завидую ему белой завистью!!! В общем ровнх дорого и новых свершений!!!


Пожаловаться на это сообщение
Вернуться наверх
 Профиль Отправить e-mail  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 5 ] 

Часовой пояс: UTC + 2 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group (блог о phpBB)
Сборка создана CMSart Studio
Русская поддержка phpBB